История кадровой политики в органах прокураторы Свердловской области с 1934 по 1980 гг.

Никитина А.С.

Аннотация:  

DOI 10.22394/2304-3369-2018-4-50-55

 

Цель. Изучение на основе архивных материалов процесса формирования и развития кадровой политики советской прокуратуры в Свердловской области, ее кадрового состава и основных направлений деятельности с 1934 по 1980 года.

Методы: эмпирическую базу исследования составили материалы архива прокуратуры Свердловской области с 1920-1980 года,  материалы партийных съездов, конференций, Пленумов ЦК, Бюллетень Управления исправительно-трудовых учреждений Уральской области и Областной прокуратуры и Областного суда, а также журналы, газеты и иные периодические издания, освещающие работу Свердловской прокуратуры в советский период.

Результаты: автором приводятся обобщающие выводы о значимости и роли института кадровой политики в жизни советской прокуратуры, а также приведены примеры заимствования успешного исторического опыта для совершенствования работы с кадрами в органах прокуратуры Российской Федерации, либо ее субъектов в настоящее время.

Научная новизна: автором изучен институт кадровой политики в органах прокуратуры Свердловской области, предпринял попытку восполнить неполноту исследований формирования института кадровой политики Свердловской прокуратуры в отечественном правоведении конкретно в советский период.

Ключевые слова:  кадровый потенциал, кадровая политика, история прокуратуры, управление кадровой политикой

Изучение и исследование архивных материалов процесса формирования и развития  кадровой политики  советской прокуратуры (на примере Свердловской области) в период с 1934 по 1980 годы имеет важное значение, поскольку исторические аспекты тех или иных общественных отношений могут быть актуальны и для сегодняшнего дня с целью совершенствования этой работы в российской прокуратуре. В этой связи актуальность избранной автором темы не вызывает сомнения.

Проанализируем эволюцию кадрового развития института кадровой политики прокуратуры в разрезе нескольких этапов советского времени.

1 этап (30-40-е гг.). Кадровая политика в органах прокуратуры Свердловской области в 30-40 годы осуществлялась образованной в 1936 году Группой (отделом) кадров, входившей в новую структуру Свердловской прокуратуры.

Группа (отдел) кадров занималась учетом личного состава прокурорских и следственных работников, укомплектованием аппарата областной прокуратуры и районных прокуратур, выдвижением на вышестоящую должность и продвижением работников, вопросами их учебы, расследованием и наблюдением за расследованием преступлений, совершенных работниками прокуратуры и следствия [1, c. 25].

Важно отметить, что кадровой работе в органах прокуратуры отводилось больше значение. Именно с целью улучшения работы 3 августа 1937 года из ведения отдела кадров прокуратуры Свердловской области в целях концентрации внимания на основных вопросах изучения учета и распределения кадров, повышения квалификации прокурорско- следственных работников, и во исполнение приказа Прокуратуры СССР от 31 июля 1937 года № 52/6 были переданы [2, c. 14]: вопросы привлечения к уголовной ответственности прокурорско-следственных работников, в зависимости от признаков, - уголовно-следственный и уголовно-судебный отдел (однако, начальникам указанных отделов вменялось в обязанность о каждом таком случае ставить в известность отдел кадров); вопросы исключения или отвода из состава членов коллегии защитников - в отдел общего надзора.

Анализируя численный кадровый состав, можно предположить о высокой укомплектованности свердловской прокуратуры в анализируемый период. В 1938 году на службе в Свердловской областной прокуратуре (данные по списку работников Управления Свердловской областной прокуратуры на 23 июня 1938 г. ) состояло 87 человек [3, c. 23].

В то же время, наблюдалось движение кадрового состава, особенно это было характерно в предвоенное время. Так, в ноябре 1940 года в прокуратуре Свердловской области состоялось крупное сокращение штата [4, c. 25].

В 30-40 года большое значение в работе с кадрами отдавалось вопросам обучения, повышения квалификации, переподготовки персонала. Эти же тенденции были свойственны и для системы советской прокуратуры данного периода в целом.

В первую очередь, обучение персонала было вызвано высоким уровнем безграмотности населения. К примеру, по списку наличного состава прокурорско-следственных работников по облпрокуратуре за 1935 годв графе «образование» у большинства работников стоит отметка «самообразование» или «низшее», реже - «среднее». Лишь незначительный круг работников имел юридическую подготовку. Большинство следователей назначались на должность по окончании двухмесячных курсов.

Более того, забегая вперед, отметим, что в 1937 году во многие районные прокураторы на должности помощников прокурора, ав ряде случаев (например, прокуратуры Егоршинского, Чернушинского районов – приказ прокурора Свердловской области от 01.11.1937 г. № 317), назначались студенты Юридического института [5, c. 7].

Одним из путей разрешения проблемы низкой грамотности работников были образование и работа в областной прокуратуре специальных кружков. Так, по результатам проверки состояния технической учебы по аппарату прокуратуры области заместителем областного прокурора 31 марта 1937 года был издан приказ № 104 об организации для технических канцелярских работников областной прокуратуры двух кружков.

17 декабря 1937 года в целях повышения квалификации было введено обязательное обучение без отрыва от производства всех ответственных работников аппарата областной прокуратуры и районных прокуратур города Свердловска. К числу данной категории работников были отнесены: заместители, старшие помощники, помощники областного прокурора, старшие следователи, районные прокуроры, их помощники и народные следователи районных прокуратур. Обучение осуществлялось на базе Института права и включало в себя курс лекций по циклам в соответствии с программой, специально разработанной научными работниками Института права. Лекции проходили в утренние часы (с 08- 30 до 10 часов) два раза в неделю и включали в себя по 2 академических часа. Их посещение для работников было обязательным. Опоздание и прогул рассматривались как нарушение трудовой дисциплины. А, с 15 ноября 1937 года в целях срочной подготовки прокурорско-следственных кадров из числа мобилизованных партийной организацией в распоряжение прокуратуры Свердловской области граждан были организованы по специально разработанной программе кратковременные курсы (их продолжительность составляла 2 недели или 1 месяц) [4, c. 15].

Интересны требования по прохождению студентами Свердловского юридического института (СЮИ) производственной практики в органах прокуратуры. Так, в соответствии с Инструкцией о производственной практике студентов 4 курса цивилистической специальности СЮИ, направленных на практику в прокуратуру Свердловской области с 01.04.1937 г. по 29.04.1937 г. целями производственной практики были определены: ознакомление и углубление теоретических знаний по специальным юридическим дисциплинам; теснейшая увязка теории с практикой посредством проработки материалов новейшей судебной практики, в том числе путем составления обзора дел, изученных практикантом; подробное ознакомление с новой системой построения органов прокуратуры. Уяснение роли и задач прокуратуры в осуществлении общего и судебного надзора, а также участия в работе судебных органов; ознакомление с порядком работы следственных органов. В задачи студента входило ознакомление в ходе практики со следующими категориями дел: в порядке вынесения протеста - жилищные (не менее 30 дел), алиментные (не менее 20 дел), трудовые (не менее 20 дел), транспортные (не менее 10 дел). Помимо этого студент- практикант должен был составить обзор по трем из указанных категорий дел, рассмотренных и изученных в порядке надзора. Примечательно предписание Инструкции, что за время практики желательно было выступление практиканта не менее 2-х раз в качестве государственного обвинителя, а также его присутствие на оперативных совещаниях работников прокуратуры. Три последних дня практики отводились практиканту на составление отчета, который включал в себя сведения о продолжительности практики, содержании и последовательности работы, характеристике дел и т.д. [6, c. 25].

Система обучения эволюционировала, и 25 марта 1938 года при курсах по подготовке советских работников была организована специальная группа для подготовки прокурорских работников. Группа включала в себя 25 человек и занималась по специально утвержденной областным прокурором программе, рассчитанной на 4 месяца. В числе учебных дисциплин предусматривались: основы уголовного права (91 ч.), уголовный процесс (80 ч.), основы гражданского права (70 ч.), гражданский процесс (50 ч.), трудовое право (30 ч.), криминалистика (40 ч.), общий надзор (50 ч.) [12, c. 12].

В 30-40 годы кадровая политика была нацелена не только на обучение и развитие персонала, но и формирование основ трудовой и исполнительской дисциплины. Так, с 16 августа 1940 года по областному аппарату прокуратуры была вменена обязанность всем помощникам областного прокурора итехническому персоналу при уходе с места работы в город по поручениям прокурора области или его заместителей, начальников отделов делать об этом запись в журнале регистрации, который находился в секретариате. При записи надлежало указывать: с чьего разрешения допущена отлучка с места работы, куда, время ухода и возвращения на работу. Отлучки по личным делам, как правило, не разрешались. Начальники отделов и помощники областного прокурора были вправе отлучаться только с разрешения прокурора области, технические работники с разрешения начальников отделов [6, c. 11].

Вопросам гигиены и режима труда также уделялось большое значение. Приказом от 25 апреля 1939 года № 95 прокурор Свердловской области, оставляя регулирование очередных отпусков районных прокуроров [4, c. 14]. за собой, закрепил право последних решать вопросы о предоставлении очередных отпусков помощникам районных прокуроров, народным следователям, техническому персоналу с последующим уведомлением отдела кадров прокуратуры области.

Продолжительность отпусков составляла: для прокурора, помощника районного прокурора, народного следователя - 24 рабочих дня; для машинистки с нормированным рабочим днем - 18 рабочих дней; для шофера, сторожа, рассыльного, уборщицы, помощника секретаря, счетовода - 12 рабочих дней; для секретаря районной прокуратуры, конюха - от 12 рабочих дней. [7, c. 25].

В июне 1940 года в очередной раз претерпели изменения правила внутреннего распорядка областной прокуратуры. Продолжительность рабочего дня составила 8 часов: с 9 часов утра до 17 часов вечера, с перерывом на полчаса с 1 часа до 1 часа 30 минут. Для сотрудников, достигших 16-летнего возраста, продолжительность рабочего дня также была установлена - 8 часов. Днем отдыха являлось воскресенье. Для помощников областного прокурора предусматривались дежурства по  выходным дням: с 20 часов накануне выходного дня до 10 часов утра выходного дня; с 10 часов утра до 15 часов (в выходные дни) дежурили районные прокуроры города Свердловска; с 20 часов в выходной день до 08 часов следующего дня - помощники областного прокурора. Дежурившему в выходной день предоставлялся отдых до 13 часов следующего (за днем дежурства) дня.

2 этап (военное и послевоенное время).  Тяжелое военное время полностью изменили цели и задачи кадровой политики Свердловской прокуратуры. Основные задачи, стоящие перед кадровыми службами – переобучение кадров в виду военного положение, сокращение штата, а после войны – восстановление кадрового состава.

Кадровая численность и ротация кадров.

В 1944 году решением штатной комиссии при СНК Союза ССР для прокуратуры Свердловской области была увеличена штатная численность прокуроров следственного отдела на 3 единицы, а народных следователей сначала на 32, а затем еще на шесть единиц.

В то же время 2 февраля 1951 года в аппарате областной прокуратуры были сокращены должности помощника прокурора области по спецделам и прокурора отдела по надзору за местами заключения. [8, c. 53].

Функционирование прокуратуры Свердловской области в 1954 году сопровождалось неоднократными сокращениями штата.

Сохранялись отдельные случаи, когда из органов прокуратуры увольнялись или понижались в должности работники по дискредитирующим их основаниям (распитие спиртных напитков в помещениях прокуратуры, появление на улицах и в иных общественных местах в нетрезвом состоянии, аморальное поведение). Но, несмотря на это, большинство работников прокуратуры характеризовались с положительной стороны. Многие из них успешно сочетали свою профессиональную деятельность с учебой. По итогам года прокурором области отмечались лучшие прокуроры и следователи.

В I960 году в прокуратуре Свердловской области состоялось увеличение штата. В аппарате на 3 должности: прокурор отдела общего надзора, прокурор следственного отдела, старший следователь. В прокуратурах города Н. Тагила, Железнодорожного и Октябрьского районов города Свердловска по одной должности помощника прокурора [4, c. 31].

Обучение и оценка кадров. В первую очередь, первостепенной задачей являлось обучение и оценка кадров, была организована учеба по противовоздушной и противохимической обороне. В период 1942 - 1943 года на базе Свердловского юридического института и прокуратуры Свердловской области регулярно организовывались межобластные трехмесячные юридические курсы. Посещение занятий было обязательным. Контроль за этим осуществлял начальник отдела кадров, который сам входил в число слушателей кружка.

1945 год в деятельности прокуратуры Свердловской области отличителен большим вниманием к профессиональной подготовке прокурорских работников и ее совершенствованию, частыми кадровыми перестановками и множеством увольнений работников по дискредитирующим их обстоятельствам (выход на работу в нетрезвом состоянии, участие в драках и др.). [9, c. 11].

В областной прокуратуре были организованы обязательные занятия с оперативным составом работников, направленные на повышение их квалификации. Занятия проводились по специальной программе, разработанной отделом подготовки кадров Прокуратуры СССР, по каждому отделу отдельно с 20 до 22-х часов один раз в неделю (по понедельникам). Проведение занятий возлагалось на заместителей прокурора области и соответствующих начальников отделов, которые систематически проверяли успеваемость слушателей, вели журналы их успеваемости с указанием по пятибалльной системе оценок.

Отдельное внимание уделялось знаниям и практическим навыкам работников прокуратуры (как и населения) по защите от атомного, химического и бактериологического оружия.

Однако, несмотря на активную политику в области обучения кадров, общий уровень образования работников прокуратуры, не говоря об их профессиональной подготовке, оставался достаточно низким. Согласно спискам прокурорско-следственных работников прокуратуры Свердловской области за 1951 год [10, c. 113]:

  • не имели общее среднее образование и нигде не обучались: аппарат - 1 человек, горрайпрокуроры - 4 человека, помощники прокурора - 9 человек, народные следователи — 9 человек;
  • имели незаконченное среднее и низкое образование, и нигде не обучались: всего 23 работника;
  • имели общее среднее образование и нигде не обучались: аппарат - 2 человека, горрайпрокуроры - 2 человека, помощники прокурора - 5 человек, народные следователи - 10 человек.

Материальное стимулирование работников Свердловской таможни было достойным. Так, в июне 1941 года оклад прокурора составлял 900 руб., помощника прокурора - 700 руб., следователя - 665 руб., секретаря - 200 руб., сторожа-курьера - 80 руб.

В 60-х годах оклады значительно увеличились: прокурор отдела общего надзора, прокурор следственного отдела, старший следователь были с окладом у каждого в размере 1200 рублей. В прокуратурах города Н. Тагила, Железнодорожного и Октябрьского районов города Свердловска по одной должности помощника прокурора был с окладом 1150 рублей. Должности следователей и старших следователей оклад в зависимости от прокуратуры составлял от 1000 до 1150 руб. [4, c. 74].

Однако в 63-м году оклад значительно сократился. В организованной прокуратуре Артинского района в 1963 году прокурор имел оклад в размере 130 руб., помощник прокурора - 110 руб., следователь - 110 руб., секретарь - 37,50 руб., курьер-уборщица -  30 руб.

В 1968 и далее наблюдалось незначительное повышение должностных окладов: в феврале 1966 года в недавно образованной прокуратуре Таборинского района прокурор имел оклад в размере 135 руб., следователь - 105 руб., секретарь - 50 руб., уборщица - 42 руб.

 В 1969 году в прокуратуре г. Качканар оклад прокурора составлял 140 рублей, помощника прокурора - 105 рублей, старшего следователя - 105 руб., секретаря-машинистки - 65 руб., уборщицы - 60 руб..

Трудовая дисциплина. В целях улучшения состояния трудовой дисциплины в январе 1949 года в аппарате областной прокуратуры был заведен журнал учета явки на работу и ухода с работы. В данном журнале были обязаны расписываться все оперативные работники (за исключением начальников отделов) при их явке на работу и уходе с работы с указанием конкретного времени. Помимо этого в каждом отделе были заведены журналы уходов с целью фиксации времени ухода и времени возвращения, а также учреждения или организации, куда направлялся работник в рабочее время по служебным поручениям. В случае неявки работника на работу по болезни или иной уважительной причине он обязан был в тот же день поставить об этом в известность старшего референта. [6, c. 18].

В декабре 1967 года в очередной раз претерпел изменения внутренний распорядок работы прокуратуры в связи с переходом на пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями (суббота и воскресенье), рабочим временем с 09-00 до 18-00 часов, с 48 минутным перерывом на обед с 13-00 до 13-48 часов [12, c. 6].

3 этап – послевоенные годы (60-80 годы).

В октябре 1976 года в штате прокуратуры Свердловской области были дополнительно установлены 5 должностей заместителя горрайпрокурора, 17 должностей помощника горрайпрокурора, 33 должности старшим следователей и следователей, 5 должностей секретаря-машинистки. В соответствии с приказом прокурора РСФСР от 16 августа 1976 года№ 849 в аппарате прокуратуры области организовано следственное управлениесо штатом в количестве 34 единиц (функционировавший ранее следственный отдел был упразднен).

В целях повышения идейно-политического уровня и деловой квалификации прокуроров и следователей в органах прокуратуры Свердловской области в период 1971 - 1972 учебный год были организованы объединенные постоянно действующие семинары в городах Свердловске, Артемовске, Асбесте, Ивделе, Ирбите, Каменске-Уральском, Камышлове, Красноуфимске, Кушве. Нижнем Тагиле, Нижней Туре, Первоуральске, Серове, Тавде, Туринске [5, c. 11].

Подготовку здесь проходили не только работники прокуратур указанных городов, но и работники прокуратур иных близлежащих населенных пунктов и специализированных прокуратур. Например, постоянно действующий семинар в городе Первоуральске был организован для повышения квалификации прокуроров и следователей прокуратур городов Первоуральска и Ревды, Нижнесергинского и Шалинского районов; прокуроры и следователи Тавдинской городской прокуратуры и прокуратуры района повышали свою квалификацию на семинаре в городе Тавде; и т.д.

Семинарские занятия в прокуратурах города Алапаевска и Верхотурского района проводились самостоятельно под руководством прокуроров. Занятия проходили один раз в месяц согласно квартальным планам, которые высылались в отдел кадров областной прокуратур к 10 числу первого месяца каждого квартала. По аналогичной схеме постоянно действующие семинары организовывались и в последующие годы. [10, c. 64].

Оклады оперативных работников к концу 70-х составляли: у прокурора — 220 рублей, у заместителя прокурора — 190 рублей, у старшего помощника прокурора — 160 рублей, у помощника прокурора — 147 рублей 50 копеек, у следователя - 180 рублей.

Таким образом, проведенный анализ кадровой политики Свердловской прокуратуры позволяет сделать ряд важных выводов. Во-первых, необходимо отметить эволюционность и постепенность проводимых изменений в структуре и численности персонала. Также необходимо отметить влияние внешне-политических факторов на становление и развитие института прокуратуры.

Исследование кадровой политики и кадрового потенциала сотрудников прокуратуры Свердловской области в советское время позволило выявить численность, динамику и движение кадров на разных этапах развития Свердловской прокуратуры, познакомиться с системой оценки, обучения, подготовки и переподготовки кадров, проанализировать материальные и нематериальные стимулы к труду, изучить условия и гигиену труда, познакомиться с элементами трудовой и исполнительской дисциплины.

Анализ истории кадровой политики важен с точки зрения заимствования успешного исторического опыта для совершенствования работы с кадрами в органах прокуратуры Российской Федерации, либо ее субъектов в настоящее время.  В частности, весьма успешна, на наш взгляд, практика в работе с кадрами по вопросам обучения, повышения квалификации, и переподготовки персонала, вопросам внутренней дисциплины и корпоративной культуры. Особенно стоит отметить успешность проводимого обязательного обучения без отрыва от производства всех ответственных работников аппарата областной прокуратуры и районных прокуратур города Свердловска.

Литература:
  1. Беляев В.П., Борисов Г.А., Грячковская Ю.М., Теплов В.И. Прокурорский надзор в России: историко-теоретический очерк. Белгород, 2001.
  2. Горшенин К.П. Советская прокуратура. М.: Юр. изд-во Министерства Юстиции СССР, 1947. С. 43.
  3. Архив прокуратуры Свердловской области.
  4. Шобухин, В. Ю. История прокуратуры Свердловской области (1934 – 2009 гг.): монография. Екатеринбург: УМЦ УПИ, 2010.  86 с.
  5. Еженедельник советской юстиции: Орган НКЮ РСФСР, 1922. № 5; 1923.
  6. Крыленко Н.В. Доклад о прокуратуре // Еженедельник советской юстиции. 1922. №5.С. 11-12.
  7. Шеуджен Н.А., Яблонский И.В. Организационно-правовые основы деятельности советской прокуратуры в борьбе с преступностью в послевоенные годы // Общество и право. 2016. №3 (57).
  8. Кожевников М.В. Органы, выполнявшие функции советской прокуратуры до ее учреждения // Ученые записки МГУ. М. 1949. № 144. С. 37-84.
  9. Панкратов А.С. Кадры советской прокуратуры // На страже советских законов / под ред. Р.А. Руденко. М., 1972.
  10. История Урала: XX в. / Под ред. Б. В. Личмана и В. Д. Камынина. Екатеринбург, 1996.
  11. Положение о прокуратуре Союза ССР.: 1933. 8 декабря. ЦИК СССР // СЗ СССР. 1934. № 1. Ст. 26 и 213.
  12. Угроватов А.П., Юров Г.Ф. Реализация прокуратурой Сибирского края компетенции по укреплению законности в период индустриализации  // Компетенция прокуратуры СССР: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1985.
Вы можете отправить статью для публикации в журнале
Новый выпуск